Идея кредитной амнистии разбилась о финансовый вопрос

Идея кредитной амнистии разбилась о финансовый вопрос

Первый зампред комитета Госдумы по просвещению Яна Лантратова предложила ввести в России кредитную амнистию для семей с детьми. «К 1 мая 2023 года задолженность россиян перед банками достигла 30,22 трлн рублей, при этом уровень закредитованности по сравнению с началом года вырос с 35% до 41%», — говорится в обращении депутата к премьеру Мишустину.

Идея кредитной амнистии разбилась о финансовый вопрос Фото: duma.gov.ru

Депутат заметила, что ситуация с долговым бременем усугубляется ростом цен и требует повышенных мер господдержки. По словам автора обращения, необходимо установить право на единоразовое списание долгов при падении доходов по независящим от людей причинам, «например, при ликвидации организации, в которой работал заемщик».

Что ж, все логично. Государство в лице чиновника высокого ранга подняло тему, к которой оно, государство, имеет самое непосредственное отношение. Ведь это его прямая обязанность как социально ориентированного института — проявлять заботу о гражданах, не допускать ситуации, когда перед миллионами должников встает порочная дилемма: накормить детей или заплатить банку? Вместе с тем, в сюжете с депутатской инициативой есть ряд моментов, заведомо обрекающих на крах это благое намерение. 

В марте 2022 года, в самый разгар кризиса, партия «Справедливая Россия» (членом фракции которой является Лантратова) предложила провести «масштабную кредитную амнистию для граждан с невысоким доходом». Никаких решений по нему принято не было, соответственно, с высокой долей вероятности история повторится сейчас.

Что такое «кредитная амнистия»? Это полное и безусловное списание основного долга и процентов по кредиту. Мера означает, что банки не только не смогут вернуть свои деньги, они не расплатятся с вкладчиками и держателями дебетовых карт, и окажутся на грани банкротства.

Напрашивается вывод: кредитным организациям этот «банкет» за их счет не нужен абсолютно. Тем более, что по итогам прошлого года чистая прибыль в банковском секторе составила 203 млрд рублей — сущий мизер, особенно в сравнении с результатом 2021-го — 2,4 трлн. Проблема и в том, что понятие «кредитная амнистия» не зафиксировано ни в одном законном или подзаконном акте. По сути, мера носит абстрактный характер, поскольку нет ни одного примера, ни одного прецедента ее реализации на практике в России. С технической точки зрения наиболее близка к ней внесудебная процедура банкротства, появившаяся в 2020 году. Но под условия внесудебной процедуры попадают не более 5% должников.

По приблизительным подсчетам, семей с детьми в стране около 24 млн. В целом пропуск платежей по кредитам допускают 9 млн россиян, какая их часть относится к домохозяйствам с детьми, сказать трудно. Но даже если допустить, что не более половины (4,5 млн), то с учетом среднего на сегодняшний день размера потребительского кредита в 330 тысяч рублей (ипотечные и автокредиты оставим за скобками), получается сумма примерно в 1,5 трлн рублей. Кто возьмет на себя заботу по ее списанию? Банки, у которых не все благостно с ликвидностью? Или, может, задача будет решена за счет федерального бюджета, с его дефицитом в 2,81 трлн рублей по итогам января-июля? Вопросы риторические.

Мировых примеров проведения кредитной амнистии — раз-два и обчелся. Скажем, в 2012 году в ОАЭ шести тысячам счастливчиков аннулировали долги перед банками на сумму около $250 млн, а в 2019-м та же милость (на $100 млн) была проявлена по отношению к трем тысячам человек. В Казахстане в 2019 году под долговую амнистию попали почти полмиллиона граждан, которым долги перед банками погасили в пределах 300 тысяч тенге. Величины несопоставимые с российскими.

Между тем, в этой истории есть еще один аспект, связанный с социальной справедливостью. «Я считаю, что нечестно списывать долги только тем, кто не в состоянии платить. Если делать амнистию, то всем, у кого есть ссуды, — возмущается пользователь интернета. — Я тоже отдаю всю пенсию полностью, пока плачу, но это не значит, что я в состоянии платить. Для кого-то 3 млн — не деньги, а для кого-то кредит в 300-500 тысяч — непосильная ноша. Амнистия должна коснуться всех, кто закредитован».

Сегодняшнее массовое кредитование — отголосок «тучных» нулевых, когда резкий рост доходов заставил население поверить в собственные экономические силы. Машины, квартиры, путешествия — всего этого хотелось здесь и сейчас. На все это и брались массовой и зачастую бездумно кредиты — в надежде на то, что рост экономики и личных доходов продлится бесконечно и их будет нетрудно погасить…Но те сладкие времена давно прошли, вместе со сверхприбылью от цен на углеводороды. Осталась тотальная закредитованность миллионов россиян, более того — она кратно увеличилась в объеме. В отличие от реальных доходов, которые последние десять лет только падают. Россия была и остается территорией неудержимой кредитной вольницы, и не похоже, что государству это мешает. Так что ни семьям с детьми, ни остальным категориям заемщиков ни на какую амнистию по долгам рассчитывать не стоит. Платили, платим и будем платить…

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ