Эксперт рассказал об опасностях ограничения импорта морепродуктов

Эксперт рассказал об опасностях ограничения импорта морепродуктов

Российских гурманов вновь озадачили сообщением, будто им собираются запретить что-то из любимой еды: на сей раз речь идет об ограничении импорта рыбы и морепродуктов из недружественных стран — соответствующее объявление сделало Минэкономразвития РФ. Правда, сразу же можно выдыхать: тут ничего нового… ну, почти. Эмбарго на ввоз рыбы и морепродуктов из Евросоюза и США действует уже почти десять лет, с 2014 года. Просто тогда под запрет не попали рыбные консервы — шпроты, икра, консервированный тунец, анчоусы и так далее, а теперь эту «недоработку» устранили.

Эксперт рассказал об опасностях ограничения импорта морепродуктов

«Вводится запрет на ввоз в РФ готовой продукции из рыбы и морепродуктов, происходящей из недружественных стран. По информации Минсельхоза России, отказ от импорта из Евросоюза, США, Норвегии освободит отдельные ниши рынка, которые заполнят отечественные производители, чьи мощности позволяют полностью обеспечить потребности внутреннего рынка в подобной продукции. Российские компании получат возможность для увеличения объемов производства, расширения ассортимента и увеличения числа рабочих мест», — сказано на сайте ведомства.

Вряд ли новое ограничение окажется судьбоносным: дайте немного времени — наши повара научатся заменять анчоусы килькой. Хочешь жить — умей вертеться. Об остальном и говорить нечего: с 2014 года у нас было достаточно времени, чтобы перейти на использование мурманского лосося вместо норвежского, вьетнамских креветок вместо итальянских и крымских устриц вместо французских. Тут ничего нового: основные наши импортеры — давно уж не Европа, а Юго-Восточная Азия или Южная Америка. Ценители тайской лапши или, например, перуанского севиче не дадут соврать: с рыбой и сифудом там все хорошо.

Возможно, проблема скорее психологическая. О том, что Россию омывают 14 морей, не считая Каспийского замкнутого недоморя, вроде бы знают все, кто учился в школе. Логично было бы предположить, что где море — там и морепродукты… А ведь еще есть и речная рыба, и даже раки (волжские омары!), но это уже другая история. Однако у многих и очень многих морепродукты ассоциируются с заморскими странами. Поездили, помним ту самую паэлью в прибрежном ресторанчике в Аликанте, вкуснейших свежих устриц по 1 евро за штуку на рынке в Нормандии, прекрасные горы дешевых креветок в Таиланде и этого смешного лобстера, которого хотелось попробовать хотя бы ради прикола и который оказался похож на курицу? Конечно. Вот и результат: говорим «креветки», подразумеваем «импорт». Хотя бы подсознательно. А зря!

Заглянем в популярный магазин-кафе, специализирующийся на рыбе и морепродуктах по невысоким ценам (когда это заведение открылось несколько лет назад, такая концепция казалась оксюмороном). В меню, на прилавках и в морозильниках — краткое содержание мультфильма про Русалочку, только с плохим концом: всех поймали злые рыбаки. Креветки всех цветов и фасонов, тунец, угорь, семга и форель, дорада и сибас, гребешки, устрицы, осьминог и кальмар… ну и пара видов селедки, конечно, без селедки тоже нельзя. Вполне достаточно, чтобы мысленно перенестись в какую-нибудь греческую приморскую таверну…

— Откуда у вас осьминог? — спрашиваю кассира-продавца уже после того, как его заказываю. — Интересно.

— Осьминог?

— Ну да. Откуда он родом?

— Это уточнить надо, — кассир хмурит лоб. — Вася! Вася, откуда у нас осьминоги?

— Осьминожки откуда? Мурманские, — охотно откликается Вася. — Их там разводят. Аквакультура.

Термин незнакомый. Пришлось с умным лицом кивнуть, а потом срочно изучить Интернет. Угу, значит-с, аквакультура осьминога — искусственное выращивание этого гада для коммерческих целей (в смысле, чтобы съесть). Правда, все публикации сообщают, что аквакультура только обсуждается… но, может, уже обсудили? Ну, даже если мальчики слукавили, все равно у осьминога есть много вариантов, откуда прийти в Россию: из Индонезии, Сейшел, Марокко, даже из Перу. Обратите внимание: ни одной недружественной страны в списке нет.

Пока ждем заказ, изучим ассортимент внимательно. Значит-с, на замороженных ракушках-вонголе, которые у большинства едоков ассоциируются с Северной Италией, написано, что они поставляются из Китая. Отлично: Китай нам вроде друг, без ракушек не оставит! Лангустины маркированы как импорт из Бангладеш, а крупные креветки — из Аргентины. Мидии привезли из Чили, а вот пухленькие симпатичные гребешки приехали с Курил. Лосось в ассортименте — из Мурманска. Многие морепродукты и рыба привезены из Турции или Уругвая, о чем сообщают гордые плакаты.

Ничего такого, что могло бы измениться или испортиться после нововведений. Даже если где-то здесь под липовой этикеткой скрывается французская устрица-диверсант, волноваться за ее судьбу не стоит — хитрые пути обхода санкций были изобретены народными умельцами еще в 2014 году, и наивно было бы думать, что в 2023-м что-то изменится. Главное — чтобы документы у этой устрицы были правильными.

Между тем распространенное опасение российских потребителей связано вовсе не с исчезновением европейской рыбы — к этому, как мы уже сказали, после 2014 года все привыкли. Тревога в другом: есть подозрения, что из-за исчезновения здоровой конкуренции отечественные поставщики перестанут видеть берега (в разговоре о морепродуктах — каламбур) и будут предлагать товары худшего качества по завышенным ценам. Мол, никуда не денутся ни обыватели, ни рестораторы, купят семгу и втридорога, вариантов-то нет!

По мнению главы Федерации рестораторов и отельеров России Сергея Миронова, такие опасения совершенно справедливы и оправданны — и такой риск действительно существует. В беседе с корреспондентом «МК» эксперт отметил, что куда более эффективной мерой была бы обратная — запрет на экспорт (особенно в недружественные страны) той рыбы и морепродуктов, которые по праву считаются гордостью российских морей:

— Любые запреты на ввоз чего-либо должны в ответ оборачиваться запретами на вывоз. Например, стоило бы обсудить запрет на продажу в недружественную страну Японию дальневосточных креветок и нашей лучшей рыбы. Однако эти продажи приносят больше денег, чем продажи внутри страны. Еще у нас есть камчатский краб, наша гордость, и его тоже стоило бы разворачивать внутрь страны, не отпускать на экспорт. Тогда, глядишь, и цены на краба снизились бы, потому что сегодня он стоит очень дорого. Экспорт красной рыбы, кижуча и чавычи, тоже укладывается в эту схему, ведь на мировом рынке наша чавыча ценится дороже, чем норвежская семга, — объясняет эксперт.

Также Миронов добавил, что слухи об уникальности крымских устриц сильно преувеличены, и вот здесь как раз не следует недооценивать роль импорта.

— Если нужны российские устрицы, лучше предпочесть дальневосточные. В Крыму устрицы выращенные, они сугубо для внутреннего рынка, за границей никто такие не купит. Они уступают любым конкурентам. Сегодня я рекомендовал бы обратить внимание на устриц из африканских стран. Например, из Марокко и Туниса привозят много, притом хороших.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ