У приватизации в России может быть печальное продолжение

У приватизации в России может быть печальное продолжение

За многие годы оценки проведенной приватизации давались много раз как с политико-экономических, так и с чисто юридических позиций. Конечно, для убежденных сторонников построения социализма и коммунизма возврат к самой идее воссоздания дореволюционной частной собственности совершенно неприемлем. Их идеологи 100 лет доказывали нам, что государственная собственность во всех ее вариантах при плановом ведении хозяйства — самое лучшее, что может изобрести человечество. В последние годы о ликвидации частной собственности коммунисты рассуждать громогласно перестали: видимо, еще не забыли одну из причин развала всей плановой экономики социализма в конце 1980-х прошлого века и пока поддерживать «всякое революционное движение» не торопятся.

У приватизации в России может быть печальное продолжение

Все 73 года советской власти граждан РСФСР–СССР приучали к социалистическому методу понимания собственности как только государственной (ну и колхозно-совхозной). Большевики-коммунисты, пообещав землю крестьянам, их нагло обманули, отобрав все у помещиков и крепких трудолюбивых хозяев (обозвав их «кулаками»), и силой загнали в колхозы, где они много лет работали бесплатно за «трудодни» без права уйти из этой трудовой колонны — паспортов им иметь не разрешали. Все было по теории Ленина: «мы ничего частноправового не признаем. Все государственно-правовое, а не частное».

Самое губительное в экономической схеме социализма — это уничтожение хозяйственной инициативы талантливых тружеников на производстве и на селе и советская уравниловка в вознаграждении за труд. Все эти соцсоревнования, доски почета, путевки в дома отдыха и прочие поощрения не решали вопроса повышения производительности труда.

Людей много веков сбивают с толку поисками и обещаниями счастливой экономической модели, которая даст всем изобилие и покой. Нас еще сто лет назад предупреждали о бесплодности этого занятия, например, Н.А. Бердяев: «Капитализм и социализм это два отвлеченных начала, которым не соответствует никакая простая действительность. В действительности не существует в чистом виде никакого капитализма и социализма. Но эти два начала можно мыслить как две формы рабства человеческого духа у экономики и ей же созидаемого хозяйства… Мы уже видели, что с собой несет мир социализма. На пределе своем он окончательно должен истребить человека» (См. его «Философию неравенства»). И еще от другого известного русского философа Серебряного века Л.С. Франка: «Социализм не отрицает начала собственности: он лишь отрицает частную собственность, поскольку она выражает принцип разграничения и, следовательно, ограничения притязаний людей во имя безграничной собственности, неограниченного права всех на всё. Социализм — не отрицание, а наоборот, высочайшее потенциирование начала корысти… реализация этого безнравственного требования ведет к безмерному и невыносимому ограничению личных прав, к системе, «при которой никто вообще ничего не может назвать «своим» и считать за собой обеспеченным». Ну, пожившие в СССР помнят узаконенный жесткий режим права личной собственности: садовый участок не более 6 соток с только летним домиком, положенные квадратные метры в квартирах и т.п. Хотя пропаганда уверяла, что «все вокруг колхозное — все вокруг мое» или по Маяковскому: «улицы мои, дома мои». И хотя за хищение соцсобственности жестко наказывали, рабочие, инженеры и колхозники необходимое для дома потихонечку тащили, так как все эти реле, радиолампы и транзисторы, комбикорм в розничной продаже отсутствовали или вовсе были в руках у спекулянтов. Лет за 15 до краха «развитого социализма» партийные и иные власти спохватились: разрешили индивидуальную трудовую деятельность, кооперативы, но уничтоженную культуру применения частной собственности все это не заменило.

В 1991 г., формально покончив со строительством развитого социализма, экономику решили резко развернуть в сторону капиталистических рыночных отношений, а для этого требовалась своего рода денационализация многих имущественных объектов. И грянула у нас приватизация в Москве, где я в 1991–1992 гг. работал начальником юротдела Моссовета. Начали с приватизации жилья. Многие помнят печальные последствия для москвичей: они не были готовы оплачивать высокие коммунальные платежи, текущий и капитальный ремонт домов, благоустройство дворов и т.п. Тем более что начало 90-х это повальная безработица. Но жилье — это были еще цветочки. Тут же на федеральном уровне появились Гайдар, Чубайс и прочие, и началась массовая распродажа государственной собственности за бесценок. Была ли приватизация, как говорят юристы, легитимной, т.е. как минимум соответствовали т.н. «залоговые аукционы» действующему гражданскому законодательству? Нет! И это не только мое мнение. Приватизацию считал нелегитимной председатель Конституционного суда РФ профессор В.Д. Зорькин. Через год после издания книги Зорькина свое мнение о приватизации высказал известный в СССР и России теоретик права С.С. Алексеев (по его учебникам студентов учат по сей день): «Большинству граждан представлялось в то время (и представляется до сих пор), что массовая, тем более привилегированная распродажа государством созданного тяжелейшим и впрямь каторжным трудом целых поколений царского и советского прошлого имущества, с безвозвратной утратой государством своего имущественного и социального положения, является делом по многим параметрам и критериям несправедливым и неправедным».

С проф. С.С. Алексеевым нельзя не согласиться по существу его оценки приватизации, и все-таки, как доктору юридических наук, ему бы следовало уточнить именно юридические «параметры» и «критерии» неправедности распродажи госсобственности при т.н. приватизации. Собственно, их установить вовсе не сложно. Вспомним, что все делалось по схеме неких «залоговых аукционов». Даже неюрист знает, что аукцион предполагает некую конкуренцию покупателей — кто больше заплатит. Этого при приватизации не было — цена имущества была твердо установлена. Уже будущий юрист на 3-м курсе юрвуза (здесь начинается изучение гражданского права) знает, что залог это всего лишь способ обеспечения некого основного обязательства и без него не существует. Можно лишь предполагать, что этим основным обязательством был договор купли-продажи, но за него платили по большей части не деньгами, а некими «ваучерами», которые по их формату не соответствовали ни одному из видов классических ценных бумаг (в народе их сразу назвали «фантиками»), и за пару бутылок водки — их можно было скупить 2–3 десятка. Ныне покойный К. Бендукидзе выкупил «Уралмаш» за ваучеры, уместившиеся в багажнике «Волги». С.С. Алексеев прав — распродажа была «привилегированная», т.к. деньги на скупку ваучеров были у немногих избранных лиц, которые и составили основной костяк «олигархов» 90-х, многие из которых в них состоят и по сей день.

Приватизации вынес жесткий приговор наш современный философ В.В. Бибихин: «Глухота современных приватизаторов к глубокому значению собственности как повторение такой же глухоты большевиков». Ошибки приватизаторов видел в середине ХХ в. русский правовед Н.Н. Алексеев, который утверждал: казарменный социализм коммунистов-большевиков рухнет в конце ХХ в. и тогда либеральные приватизаторы всё начнут делать частным и совершат «ошибку большевиков наоборот». Это правда, так как в глубинном духовно-нравственном содержании права собственности ни те, ни другие по сей день так и не разобрались и с очевидностью ничего не читали не только из теологии, но и из нравственной философии и из великих трудов правоведов Серебряного века. Для них право собственности примитивно понимается как триада владения, пользования и распоряжения: кто большим овладел и сумел это присвоение оформить — тот и властелин вещей, а это ключ к власти над каким-то назойливым малым и средним бизнесом и голодранцами, не ухватившими свой миллион долларов. Власть наши так называемые олигархи как-то побаиваются, но не слишком, так как у них есть свои агенты влияния везде и всюду. Вот уже много лет успешно душится идея введения прогрессивной шкалы подоходного налога. Кто-нибудь из политиков только ее озвучит, и дальше мертвая тишина. Недавно ее озвучил лидер КПРФ Г.А. Зюганов. Ну, ему похлопали свои же, и все.

Но либералам в России мало отобрать все государственное. Понятно, что палку с незаконной раздачей госимущества явно перегнули и чтобы спасти либерализм, предлагается резко крутануть все обратно — все национализировать. Упомянутый дореволюционный проф. Н.Н. Алексеев называл эти метания из крайности в крайность «скверным анекдотом», предостерегал он от неуважения к собственности как основы правопорядка, что и будет происходить в обстановке, «когда предстоит преодолевать недуги правосознания в либерально-демократическом сумраке и среди бродячих призраков нового социализма». Это не мертвая теория, а живая современная практика, и мы видим, как либеральный Запад и демократическая Америка легко по сути воруют миллиарды вкладов РФ и национализируют имущество госкорпораций под видом санкций, не утруждая себя судебными процедурами и поиском законных оснований, подтверждая, что некая «священность» чужой собственности это очередное либерально-демократическое вранье не первой свежести. В ответ В.В. Путин в конце апреля подписал федеральный закон о том, что и мы в России будем вводить внешнее управление (это еще лишь начало национализации в отношении имущества фирм недружественных стран, покинувших Россию, но правда, только по решению суда, что по сути соответствует ст. 35 Конституции РФ). Из речи Г.А. Зюганова интересна информация, что предправительства Мишустин попросил олигархов закрыть временную дыру в госрасходах, но они сослались на отсутствие средств и ушли думать. Вот тут к месту было бы напомнить нашим нуворишам об отсутствии законных оснований их первоначального обогащения. При этом не надо уголовного права и достаточно гражданского иска по факту изначально ничтожной сделки при приватизации 90-х. Тут точно они быстро найдут деньги для нужд России, отдадут втройне и потом обратно не попросят. Но, по словам Г.А. Зюганова, из России с начала года выведено порядка 260 млрд руб., то есть система доходов через олигархов-приватизаторов работает и зачем что-то менять.

Мудро замечено упомянутым В.В. Бибихиным еще в 1994 году: «Поэтому в отношении свежего захвата, развернувшегося в нашей стране, неуместны ни оправдание, ни обличение. Единственно важным остается то, что в этом захвате не схвачено». Так что у темы есть печальное продолжение.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ