Нефтегазовые доходы России резко упали: Москва слезает с «комфортной западной иглы»

Нефтегазовые доходы России резко упали: Москва слезает с «комфортной западной иглы»

Нефтегазовые доходы федеральной казны за год уменьшились почти в два раза — на 47%, до порядка 3,4 трлн рублей. Об этом говорят данные оценки исполнения бюджета, опубликованные на сайте Минфина. Общие показатели госказны оказались ниже значений прошлого года на 12%. Почему переориентация нефтегазовых потоков на Восток не смогла компенсировать утрату европейского рынка сырьевым компаниям, слезает ли Россия с «нефтяной иглы» и ожидать ли сокращения «социалки» в государстве в связи с нехваткой денег в федеральном бюджете — в материале «МК».

Нефтегазовые доходы России резко упали: Москва слезает с "комфортной западной иглы"

Потеря доходов от нефтегазового сектора — не единственная проблема российской казны. Параллельно с этим за полгода возросли ее расходы почти до 15 трлн рублей. В результате дефицит федерального бюджета составляет сегодня порядка 2,6 трлн рублей.

Минфин объясняет снижение нефтегазовых доходов «высокой базой» (то есть аномально большими показателями) прошлого года, а также снижением стоимости российской нефти сорта Urals на мировом рынке. Дополнительный негативный эффект оказало падение стоимости и сокращение объемов экспорта природного газа. Накануне Минфин заявил, что нефтегазовые доходы откатились до минимума с февраля этого года. Любопытно, что это произошло, несмотря на регулярные заявления с высоких трибун о переориентации экспортных поставок «на Восток», о давно работающей «Силе Сибири» и росте ненефтегазовых доходов бюджета. Напомним, что президент России Владимир Путин, выступая на ПМЭФ-2023, заявил об увеличении поступлений в госказну, которые не связаны с эскортом нефти и газа, на 9,1%. По его словам, это стало важным индикатором того, что реальный сектор российской экономики, «его обрабатывающие предприятия, сфера торговли и услуг развиваются и набирают обороты». Глава государства также отметил, что Россия «слезает с нефтяной иглы», а об этом сильные мира сего мечтали последние двадцать лет.

Реальность же оказалась сложнее официальных докладов. Например, выяснилось, что мало кто из торговых партнеров ради отношений с Россией готов идти на нарушение санкций, точнее на противостояние с теми, кто их вводил. «Потолок цен, введённый западными странами на российскую нефть в размере $60 за баррель, активно соблюдается всеми государствами, куда РФ осуществляет поставки, — говорит руководитель аналитического управления по глобальным рынкам ИК Fontvielle Артур Мейнхард. — Не являются исключением и азиатские партнеры РФ. К тому же в эти $60 за баррель включены логистические расходы, страхование и прочее, что в конечном итоге снижает итоговую стоимость бочки нефти до $50-$55». Китайской и индийской стороне (основным покупателям нефти) не имеет смысла переключаться с арабской нефти на российскую, если они не получат «дисконт покупателя». Несмотря на это, такой порядок вещей нельзя назвать полностью плохим. Россия смогла переориентировать европейские поставки на азиатский рынок, получив долгосрочно платёжеспособных покупателей, по сути, выдавив арабские страны с пьедестала основных поставщиков энергоресурсов в Азию, не начав при этом торговых войн за покупателя. Несмотря на рост ненефтегазовых доходов бюджета, они не смогут компенсировать недостающие госказне средства так быстро. Следует понимать, что не получится всего за год-два полностью реструктурировать доходы госказны в сторону несырьевых поступлений, так как качественный уход от «нефтяной иглы» является очень долгим процессом и структурно дорогим, отметил аналитик.

И это еще позитивная оценка, поскольку в более пессимистичных кругах считают, что наша страна просто перешла с одной зависимости на другую, менее комфортную. «Россия, несомненно, «слезает с нефтяной иглы», но при этом рвет в кровь то место, которым она на игле сидела», — продолжает разговор начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий. Действительно, нефтегазовые доходы за 1 полугодие 2023 года сократились почти в два раза. Если бы не столь драматичное сокращение нефтегазовых доходов — на 3,5 трлн рублей, то и огромного дефицита бюджета (2,6 трлн рублей за первое полугодие 2023 года) не было бы. Причина этого сокращения — санкции. Пока газовую трубу не удалось «развернуть» с Запада на Восток, ведь издержки такого разворота — многие десятки миллиардов долларов. С нефтью все не так печально, как с газом, но санкционный потолок на цену российской нефти ($60 долларов за баррель) и существенно выросшие транспортные расходы (например, одним из основных покупателей российской нефти стала Индия, куда нефть приходится доставлять на танкерах) также способствуют сокращению доходов от экспорта нефти. «Можно даже утверждать, что Россия не столько «слезает с нефтяной иглы», сколько пересаживается с комфортной западной иглы на менее удобную «иглу» восточную», — подчеркнул Осадчий.

Разделились прогнозы экспертов и по поводу последствий от недостатка средств в госказне. В академической среде полагают, что без урезания статей расходов обойтись не удастся. Так, по мнению доцента кафедры мировых финансовых рынков и финтеха РЭУ им. Г.В. Плеханова Дениса Перепелицы, значительный дефицит бюджета, конечно, не добавляет оптимизма Министерству финансов, которое вынуждено искать способы его сокращения путем, в том числе, секвестирования отдельных статей госказны. «Очевидно, что на все бюджетные программы средств недостаточно и определенная оптимизация расходов социальной сферы может произойти», — отмечает ученый.

Другая группа аналитиков напоминает, что до новых президентских выборов в нашей стране осталось менее трех кварталов — они назначены на 17 марта 2024 года. Учитывая все события последних полутора лет, власти, скорее всего, не захотят вызывать недовольство общества и прибегнут к дополнительным средствам пополнения госказны, имеющимся в их распоряжении. По мнению Осадчего, существует несколько основных способов финансирования дефицита бюджета, и всеми ими Минфин пользуется. Во-первых, активно включается «печатный станок». Под этим понимается продажа ведомством Антона Силуанова имеющейся у него валюты ЦБ РФ. Банк России находится под санкциями и эту валюту никуда направить не может, поэтому просто выдает под полученные от Минфина фунты, йены, доллар и евро рубли. Во-вторых, растут налоги. В-третьих, увеличиваются заимствования на внутреннем рынке за счет размещения облигаций федерального займа (ОФЗ). Благо уровень государственного долга России является одним из самых низких в мире — 14,9% к ВВП. В-четвертых, распечатана «кубышка» — Фонд национального благосостояния (ФНБ). Его размер на начало июня составлял 12,3 трлн рублей.

Росту доходов бюджета способствует и девальвация рубля. Напомним, что за последние две недели доллар с 87 рублей 26 июня укрепился до порядка 92 рублей к 7 июля, причем в моменте на этой неделе американской валюте удавалось достичь отметки 94 рубля. Евро за тот же период прошел путь от 95 до 100 рублей.

Для покрытия дефицита бюджета власти могут также настоять на выплате дивидендов госкомпаний в бюджет или продать часть госактивов. Тема приватизации в последнее время постоянно звучит с высоких трибун тоже неслучайно, указывают эксперты.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ