Названы риски для россиян, связанные с резким повышением ключевой ставки турецким ЦБ

Названы риски для россиян, связанные с резким повышением ключевой ставки турецким ЦБ

Повысив ключевую ставку почти вдвое, до 15% годовых, турецкий Центробанк заставил крепко задуматься ближайших экономических партнеров Анкары. Россию эта мера касается в первую очередь, учитывая размах и глубину двустороннего сотрудничества. Вопросов возникает немало. Например, не подорожает ли для нашей страны традиционный турецкий импорт, не станет ли Турция непозволительно дорогим местом отдыха для россиян?

Названы риски для россиян, связанные с резким повышением ключевой ставки турецким ЦБ

Дело в том, что турецкая национальная валюта еще никогда так не обваливалась. Спустя полчаса после того, как регулятор объявил о своем шаге, курс обновил исторический минимум к доллару — 24 лиры за «американца». То есть случилось нечто парадоксальное, на первый взгляд: вместо того чтобы окрепнуть, лира дала вопиющую слабину. Наблюдатели объясняют это просто: рынки не сомневались, что ЦБ повысит ставку с 8,5% до 20%, а он ограничился «полумерой» в своей денежно-кредитной политике (ДКП). Между тем по итогам мая инфляция составила 39,59% в годовом измерении, тогда как турецкий ЦБ нацелился на достижение 5%. С начала 2023 года турецкая валюта ослабла к американской более чем на 30%.  

Между тем это первое ужесточение ДКП с марта 2021 года и первое решение по ключевой ставке, принятое регулятором под руководством нового главы — Хафизе Гайе Эркан. Предыдущий руководитель турецкого ЦБ Кавчиоглу снижал ставку под давлением президента Эрдогана, несмотря на двузначную инфляцию. Глава государства настаивал на смягчении ДКП, считая, что низкие процентные ставки – первейшее средство стимуляции экономического роста и кредитования. Ну а как там себя чувствует национальная валюта – мелочь, не стоящая внимания. Судя по всему, именно сейчас должен произойти некий перелом в монетарных действиях Анкары: с политикой слепого подчинения воле Эрдогана будет покончено.

Этот перелом может иметь весьма серьезные последствия для торгово-экономических отношений между Турцией и Россией, учитывая массу обстоятельств. Например, по итогам 2022 года двусторонний товарооборот приблизился к $70 млрд, осенью стороны договорились перейти на взаиморасчеты в национальных валютах, только за прошедший год в Турции открылось 1363 новых фирмы с российским участием, что в 7,7 раза больше, чем в 2021-м. Наконец, республика фактически превратилась в газовый хаб РФ, взамен поставляя продукцию химической промышленности, текстиль и электронику, овощи и фрукты.

«Я бы воздержался сейчас от прогнозов, — говорит ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. – Думаю, турецкий ЦБ подождет месяц-полтора, оценит среднесрочный эффект от своего решения по ставке, а дальше продолжит ее повышать. Инфляцию надо давить при любых обстоятельствах, она очень высокая. Но ситуация во многом зависит от степени доверия новому руководству ЦБ со стороны Эрдогана, который в прошлые годы буквально ломал финансовых чиновников через колено. Что касается последствий для России, они пока просматриваются слабо. Напомню, что национальная валюта Турции демонстрирует повышенную волатильность все последние годы. У поставщиков с обеих сторон накопился определенный опыт по созданию страховых механизмов на случай курсовых взлетов и падений».

Все эти нюансы и риски заранее закрепляются в экспортных контрактах, так что едва ли нам стоит ждать кардинальных изменений в двусторонней торговле. Цены для российских и турецких потребителей в целом останутся прежними. Что касается поставок в Турцию российских энергоресурсов, они сейчас осуществляются фактически в долг: ранее Анкара договорилась с Москвой об отсрочке выплат за газ на сумму в $600 млн до 2024 года. В какой валюте – в долларах, лирах или рублях – Турция произведет этот отложенный платеж, неизвестно.

«Если говорить о последствиях для российских туристов, да, теоретически они могут быть неприятными, — рассуждает Масленников. – Защититься можно только одним способом – иметь на руках определенную сумму в долларах и других твердых валютах, по отношению к которым лира слабее. В противном случае отдых на таких курортах, как Анталья или Кемер, окажется крайне затратным, если не разорительным. Впрочем, многие сферы турецкой экономики, ориентированные на иностранцев, стремятся привязывать цены на свои услуги к доллару. Так что в реальности и здесь особо опасаться нечего».

Принимая во внимание торгово-туристический характер национальной экономики, турецкий регулятор наверняка задействует все доступные ему инструменты, чтобы обеспечить стабильность цен. Ужесточать денежно-кредитную политику Центробанк будет постепенно и только по мере необходимости, воздерживаясь от резких шагов. И пока трудно прогнозировать, как его действия отразятся на торговле с РФ и насколько сильно они ударят по карманам наших туристов, резюмирует руководитель аналитического департамента AMarket Артем Деев.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ