Доллар будет убит

Доллар будет убит

В ходе визита в Китай 13 апреля бразильский лидер Лула да Сильва предложил отказаться от доллара в международных расчетах. Сначала он риторически поинтересовался, кто решил, что именно доллар стал главной валютой после отмены золотого стандарта, а затем заявил, что странам БРИКС нужно разработать свою валюту для использования в мировой торговле.

Саммит глав государств «могучей пятерки» в августе состоится в ЮАР в очном формате. Может ли воплотиться в жизнь желание президента Бразилии, какая валюта станет заменой доллару в этом случае и каковы шансы на лидерство рубля, «МК» рассказал член наблюдательного совета Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров Александр Разуваев.

Доллар будет убит

— Реально ли странам БРИКС отказаться от доллара?

— О валюте БРИКС говорят давно. Интерес к этой теме усилился в прошлом году. Летом президент России Владимир Путин подтвердил планы этого наднационального объединения создать собственную валюту для международной торговли взамен доллару.

Тогда предполагалось, что новая денежная единица будет запущена на основе корзины валют всех стран-членов БРИКС (Бразилии, России, Индии, Китая, Южной Африки). В конце прошлого года много об этом проекте писали в западных СМИ со ссылкой на экономистов и экспертов, рассматривавших разные сценарии.

Западники считают, что валюта «могучей пятерки» будет привязана к золоту или сырью, или к тому и другому одновременно. Лула да Силва поднял вопрос о создании валюты БРИКС во время своего визита в Китай, что неслучайно. Очевидно, речь идет о возможном выходе юаня на этот уровень.

— Достаточно ли у БРИКС экономической мощи, чтобы перейти к расчетам в собственной валюте, какой бы она ни была?

— Давайте посмотрим. БРИКС сегодня — это половина населения Земли, 25% мирового ВВП, половина ВВП стран G7, если считать по номиналу, и больше ВВП, чем у «большой семерки», если считать его по паритету покупательной способности.

Сравнивая экономики G7 и БРИКС, специалисты справедливо указывают, что около 80% ВВП США и остальных участников «большой семерки» составляет сфера услуг — финансы, страхование, образование, медицина, бытовые услуги, в то время как доля реального производства в среднем около 20%. Причем США еще ведут намеренную политику по деиндустриализации своих союзников, что хорошо заметно на примере ЕС.

У БРИКС соотношение другое. В структуре ВВП стран «могучей пятерки» доля услуг не превышает 60%, а на реальный сектор производства приходится от 35% до 55%, в зависимости от страны. Китай, напомню, уже не первое десятилетие по праву называют «мировой фабрикой».

Кроме того, БРИКС может нарастить свою мощь в течении очень короткого времени, ведь о своем желании присоединиться к этому наднациональному объединению говорили Иран, Аргентина, Египет, Турция, Саудовская Аравия и Алжир. Все это демонстрирует, что у БРИКС достаточно экономической мощи, чтобы создать собственную валюту.

— Какие последствия для БРИКС будут, если они откажутся от доллара?

— Пример России показал, что под рекордным количеством санкций можно жить лучше тех, кто эти санкции вводит — я сейчас о Европе говорю, проблемы которой только начинаются. Все это видят.

К тому же вводить санкции против половины мира — это тупиковый путь, который станет росписью в собственной беспомощности. Так что если БРИКС проявит единство, то никаких ощутимых последствий для этого наднационального объединения не будет.

— Так как в итоге должна выглядеть валюта «могучей пятерки»?

— С моей точки зрения, валюта БРИКС, если она появится, будет очень похожа на советский переводной рубль, но только для внешней торговли. Либо возможен другой сценарий, когда юань станет быстро замещать доллар в торговле между странами «могучей пятерки».

— Может ли рубль стать валютой БРИКС?

— Я считаю, что Россия с рублем не может конкурировать с китайским юанем — слишком маленькая в сравнении наша экономика. Но мы можем и должны говорить о единой евразийской валюте, прежде всего, для Белоруссии, России и Казахстана.

Кто-то говорит, что это будет рубль, кто-то говорит, что это может быть евразийский алтын. Лукашенко недавно заявил, что он за евразийский евро, но против евразийского рубля. Я также за евразийский евро. И надеюсь, что к этой валютной зоне потом смогут присоединиться Узбекистан, Киргизия, Азербайджан и Турция и другие.

Суверенная экономика — это 300 млн потребителей. Было бы неплохо, если бы мир разделился на несколько валютных зон — евразийскую, латиноамериканскую во главе с Бразилией и т.д.

При этом юань, конечно, будет главной валютой незападного мира. В принципе, для этого все готово. Что касается валюты БРИКС — то это решение политическое, и говорят, в августе оно будет принято. И тогда к доллару США и евро прилетит большой и жирный «черный лебедь». А если Эрдоган еще запустит центр исламских финансов в Стамбуле, это станет уже контрольным выстрелом американской валюте в голову.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ