Чем грозит России попадание в «черные списки» FATF: эксперты дали ответ

Чем грозит России попадание в «черные списки» FATF: эксперты дали ответ

Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) – мировая финансовая разведка — может рассмотреть вопрос об исключении России из своего состава и внесении нашей страны в «черный список» государств, подозреваемых в незаконных операциях. В случае положительного согласования обоих пунктов, оставшиеся у отечественных компаний деловые отношения с зарубежными партнерами будут серьезно затруднены, уверены эксперты.

Чем грозит России попадание в «черные списки» FATF: эксперты дали ответ

Официально FATF пока не поднимала тему ужесточения санкций в отношении Москвы, тем не менее, возможность усиления контроля над российскими финансовыми операциями может быть рассмотрена на пленарном заседании организации 19-23 июня. Сейчас членство нашей страны в составе Группы приостановлено: Россия лишена руководящих и консультативных функций, а также отлучена от участия в проектах.

Как пишут зарубежные СМИ, на том, чтобы временная мера стала окончательной, настаивает Украина. Если участники FATF согласятся с доводами Киева, Россия станет первым в истории государством, исключенным из состава организации. Напомним, что межправительственная Группа, задачей которой является противодействие отмыванию денег, была создана в 1989 году с подачи стран «большой семерки». В рамках FATF было разработаны перечни наиболее неустойчивых стран в вопросах борьбы с финансовым мошенничеством. В   «черный список» попали Северная Корея, Иран и Мьянма. Группа посчитала, что именно эти государства внушают больше всего подозрений, поэтому финансовые транзакции через них стали подвергаться повышенному контрою, вплоть до полных запретов. В «сером списке» оказались 23 страны, самыми крупными из которых являются ЮАР, Турция и ОАЭ. Все эти государства взяли на себя обязательство устранить выявленные недостатки. Пересмотр статуса обычно проводится три раза в год — в феврале, июне и декабре.

Членом FATF, число участников которой теперь увеличилось до 37 стран, Россия стала в 2023 году. Москва считалась лидером антиотмывочных процессов в Евразийском пространстве. В докладах FATF отмечалось, что российское руководство постоянно улучшает процедуру контроля и расследования сложных коррупционных схем. До прошлого года, когда организация ограничила работу России в Группе по политическим мотивам, каких-то серьезных претензий к нашей стране не возникало.

И вот теперь вопрос ставится об исключении нашей страны из FATF и внесении ее в «черный список» организации. Перспективы и последствия такого развития событий «МК» обсудил с отечественными экспертами: финансовым аналитиком Марком Гойхманом и экспертом ИК «ИВА Партнерс» Артемом Клюкиным. 

— Официально FATF пока не обсуждала исключение России их своего состава и внесение Москвы в «черный список». Какова вероятность того, что санкции все-таки будут ужесточены?

Гойхман: — Стремление FATF ужесточить позицию по отношению к России способно стимулировать определенные шаги. Санкционные ограничения в отношении расчетов с отечественными контрагентами уже достаточно жесткие. Однако, в какой из пакетов в результате попадет наша страна? Списки FATF имеют «цветовую гамму». Самые жесткие ограничения сформулированы в «черном» списке. Любые платежи получателям из таких стран изначально имеют «презумпцию виновности», поэтому обязательно находятся под подозрением и досконально изучаются. Зачастую финансовые компании в принципе отказываются от проведения операций с такими контрагентами, чтобы самим не подпасть под подозрения и санкции. «Серый список» предусматривает более мягкий режим осуществления международных транзакций, хотя и содержит существенные ограничения.

— Исключение России из FATF действительно означает, что наша страна является площадкой для отмывания денег или это чисто политическая акция?

Клюкин: — В целом новые санкции к России станут очередным звеном в исключении нашей страны из каких-либо межправительственных и международных организаций. Создадут еще один дутый информационный повод в рамках формирования образа «страны-изгоя», с которой цивилизованный мир не хочет иметь ничего общего. Само по себе исключение из FATF не является каким-то большим риском. Это всего лишь позволит украинским политикам убеждать своих соотечественников в том, что «весь мир с нами».

— Чем для России чревато исключение из FATF и попадание в «омнительные списки организации?

Гойхман:— Попадание в «черный список» крайне негативно отразится на хозяйственной деятельности нашей страны, особенно, на возможностях развития международного сотрудничества. В таком случае, уже в современных нелегких экономических обстоятельствах дополнительно пострадают операции по импорту и экспорту. Компании и страны, участвующие, например, в параллельном импорте в Россию, могут потерять такую возможность. Ограничения распространятся и на вполне «бытовые» платежи. В частности, россияне не смогут получать переводы из многих зарубежных стран. Или, наоборот, переводить в них свои средства, в том числе, для обучения детей-студентов или содержания родственников.

Включение России в «черный список» все-таки вряд ли возможно. Это сильно ударит по контрагентам отечественных компаний. Этот список — «многосторонний», палка даже не о двух, а о многих концах. Вероятно, значительное число стран будут возражать против такого решения. Учитывая нынешнюю обстановку, включая предупреждение России своих зарубежных партнеров — Саудовскую Аравию, Турцию, Мексику, Объединенные Арабские Эмираты и Малайзию, о риске затруднения ведение бизнеса с обеих сторон, можно предположить компромиссный вариант. Впрочем, не исключено, что участники FATF не будут торопиться менять свое отношение к России, и наша страна вообще не попадет ни в какие списки.

Клюкин:— Реально на нашей стране исключение из FATF никак не отразится. Финансовые транзакции между Россией и Западом и без того сведены к минимуму, равно как и возможности для инвестиций. Соответственно, ожидать от участников Группы помощи в возврате капиталов, незаконно выведенных из нашей страны и отмытых за границей, не приходится — как по техническим, так и по политическим причинам. Помогать Западу бороться с отмыванием денег в России, если бы такое имело место в значимых объемах, сейчас не в наших интересах. Наоборот, пусть привозят и отмывают как можно больше, если смогут — российские компании сейчас в использовании для этого западных финансовых структур и без того сильно ограничены.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ