Банки Казахстана отказывают гражданам РФ в проведении платежей: что ждет Россию

Банки Казахстана отказывают гражданам РФ в проведении платежей: что ждет Россию

Некоторые финансовые организации Республики Казахстан перестали принимать платежи в рублях. Как утверждают участники рынка, в соседнюю страну, как и в Армению, недавно высадился американский «финансовый десант», целью которого как раз было ограничить хождение рублей в республике. При этом в местном Минфине заявили, что никаких официальных поручений банкам по ограничению платежей в российской валюте не давали. Что происходит в торговых отношениях между давними партнерами на самом деле, разбирался «МК».

Банки Казахстана отказывают гражданам РФ в проведении платежей: что ждет Россию

После того, как весной прошлого года против нашей страны было введено рекордное количество санкций, надежда на помощь в их преодолении у народа и правительства была связана с соседями по СНГ. И она оправдалась. Большая часть «санкционки» в Россию завозится через Казахстан, Армению, Белоруссию и другие дружественные соседние республики. Но хитрость эту быстро заметили в недружественных странах и начали предпринимать попытки перекрыть соседям прибыльную для них торговлю с Россией любыми способами. Наиболее агрессивную позицию заняли США. Они не просто пригрозили всем посредникам вторичными санкциями, но и в ходе официальных визитов фактически прямо стали давать «ценные указания» по блокировке российских платежей.

Особенно ярко это проявилось после визита в Астану в феврале текущего года госсекретаря США Энтони Блинкена. В отношениях между Россией и Казахстаном сразу после этого начал ощущаться легкий холодок, который рискует со временем превратиться в заморозки. В частности, в Казахстане с 1 апреля ввели онлайн-систему отслеживания товаров, поставляемых в страну для последующего реэкспорта, что сильно затруднит для России ввоз санкционных товаров. И вот в июне появилась информация о том, что некоторые казахстанские банки стали отказывать в приеме рублевых платежей. Правда, при этом в казахском Минфине успокаивают, заявляя, что никаких поручений банкам о том, как им строить отношения с российскими клиентами, не давали, а все, что они делают – самостоятельное решение хозяйствующих субъектов. «В целом есть такое понятие, как KYC (с англ. «Know your customer», — Н.Т.) — «знай своего клиента», — напомнил глава финансового ведомства Ерулан Жамаубаев. — Если банковский сектор фильтрует определенные моменты, связанные с санкционными вопросами или другими, — это непосредственно работа самих банков». 

Ну а раз регулятор такие вопросы разрешил решать «на местах», то сами финорганизации просто в рамках «управления рисками» могут и дальше перестраховываться и отходить все дальше от российского рынка.

Насколько важны для казахских банков их российские компании и вообще отношения с нашей страной — вопрос неоднозначный. Опрошенные «МК» эксперты не пришли к единому мнению на этот счет. Так, по словам доцента кафедры государственных и муниципальных финансов РЭУ им. Плеханова Мери Валишвили, в течение последнего года Казахстан стал важнейшим торговым партнером России. По итогам 2022 года стоимостная оценка экспортно-импортных операций превысила $26 млрд.  Однако сейчас США и ЕС усиливают контроль за соблюдением санкционного режима и со стороны дружественных России стран. Казахстан, Киргизия, Узбекистан и Армения могут попасть под действие нового механизма ЕС в борьбе с параллельным импортом.

Пока речь не идет о тотальном запрете и отдельные платежные операции казахскими банками осуществляются. Хотя они стараются минимизировать собственные риски попасть под санкции. «Под особым контролем платежи от российских компаний, поставляющих из Казахстана посредством параллельного импорта компьютерные чипы и элементы интегрированных электронных систем, которые могут использоваться для производства оборудования и техники для нужд обороны и безопасности России», — отметила эксперт.

Оснований считать, что давления на частный, в том числе, банковский сектор Казахстана не оказывается со стороны США, нет: соответствующие заявления представителями американской власти уже были сделаны. Вопрос состоит в масштабе такого давления, но ответить на него можно лишь путем оценки имманентного эффекта, то есть в показателях импорта и экспорта по истечении определенного времени. Председатель Общероссийского профсоюза медиаторов Владимир Кузнецов напоминает, что, согласно официальным данным Бюро национальной статистики Казахстана, в общем объёме внешнеторгового оборота республики Россия занимает целых 92,4% (данные по состоянию на январь-март 2023 года). Таким образом, по динамике этого показателя можно будет оценить масштаб влияния санкционного давления на казахские банки.

Говоря о том, каковы перспективные последствия такой политики для казахской экономики, можно отметить, что, по заявлениям официальных представителей республики, Казахстан в целом пытается освоить курс «отвязывания» от России, то есть республика волей-неволей должна будет искать иные пути экспорта и извлечения прибыли. Для России, в свою очередь, это также означает необходимость искать новых партнеров, поскольку, «отвязывание» Казахстана может ударить, в первую очередь, по параллельному импорту, считает эксперт.

Более сложным является вопрос судьбы клиентов казахских банков-физических лиц, ведь санкционное давление преследует цель затормозить экономику — в этот план не вписывается причинение сопутствующего ущерба гражданам. Таким образом, возможное усиление западного давления на Казахстан может привести к увеличению сроков поставки товаров (из-за удлинения логистических цепочек) и повышению цен на них, полагает Кузнецов.

Как отметил начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий, в первом квартале 2023 года Россия оставалась наиболее крупным торговым партнером Казахстана, товарооборот составил $6,1 млрд — 18,7% от совокупного товарооборота Астаны. Китай – на втором месте: $5,9 млрд (18,1%). Однако уже во втором квартале Китай может опередить Россию: товарооборот с Россией вырос за год на 10,1%, а с Китаем на 28,3%.

Кроме того, европейские страны в совокупности существенно опережают Россию по товарообороту с Казахстаном: в первом квартале 2023 года товарооборот с ними составил $10,9 млрд (33,4%).

Поэтому у Казахстана есть свобода маневра: товарооборот с Россией может быть вытеснен товарооборотом с Китаем и ЕС. Для Казахстана торговые отношения с Европой более значимы, чем с Россией, и поэтому наш восточный партнер вынужден чутко реагировать на «увещевания» США и Запада в целом. Примером проявления такой «чуткости» стал отказ Казахстана нарушать финансовые санкции, результатом чего стал уход самого большого госбанка России из Казахстана, напомнил эксперт.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ