Анонсированное повышение ставки ЦБ сочли недобрым знаком для рынка

Анонсированное повышение ставки ЦБ сочли недобрым знаком для рынка

Давно уже Центробанк, который традиционно стремится к осторожным, обтекаемым формулировкам, не был столь категоричен в своих анонсах относительно ключевой ставки. О том, что она может быть повышена уже на ближайшем (21 июля) заседании Совета директоров регулятора, заявил зампред ЦБ Алексей Заботкин. Причин у этой недвусмысленности две, причем взаимосвязанных  — рост инфляции и ослабление рубля. 

Анонсированное повышение ставки ЦБ сочли недобрым знаком для рынка

«Ставка 7,5% в течение периода времени соответствовала нашему пониманию, в том числе нашему прогнозу, тому, что требуется, чтобы стабилизировать инфляцию вблизи 4% на наши цели. Пока данные это подтверждали. Но мы видим, что баланс рисков смещается в проинфляционную сторону», — пояснил Заботкин. Он указал на такие факторы, как расширение внутреннего спроса со стороны двух секторов — частного и государственного, а также на ускорение кредитования в последние месяцы (в мае объем кредитов составил рекордные 1,41 трлн рублей).

Напомним, на уровне в 7,5% годовых ставка держится с сентября прошлого года. К июльскому заседанию ЦБ пауза в ее динамике станет самой продолжительной в российской истории. До этого больше полугода ставка держалась на одной отметке (11%) в течение 10 месяцев — с августа 2015-го по июнь 2016 года. Что касается годовой инфляции, в мае текущего года она ускорилась до 2,51% по сравнению с апрелем (2,31%). В месячном выражении потребительские цены увеличились на 0,31%. Помимо упомянутых Заботкиным  проинфляционных рисков, есть целый ряд других. Прежде всего, это высокий (3,4 трлн рублей) дефицит бюджета, рост госрасходов, ухудшение условий внешней торговли, усложнение производственных и логистических цепочек, ведущее к удорожанию импортных товаров. 

У ситуации с анонсированной коррекцией ставки есть и вторая, ничуть не менее важная сторона, которая не афишируется регулятором, но о которой говорят независимые эксперты. Речь идет о рубле, откровенно слабеющем в последнее время. В понедельник, 26 июня, биржевой курс доллара превысил 87 рублей — впервые с конца марта 2022 года, евро пробил отметку в 94.

«В этом суть событий, — считает главный научный сотрудник Института экономики РАН Игорь Николаев. — Центробанк не предполагал, что российская валюта просядет столь глубоко. По среднесрочному прогнозу ЦБ, к концу года курс должен был составить 76,8 за доллар. Сегодня для его укрепления нет никаких оснований. Соответственно, на этот грозный тренд надо как-то реагировать, тем более, что потребительские цены и инфляционные риски начали расти. Однако повышение ставки, пусть даже на 0,25 базисных пункта, — шаг непростой в любом случае: рынок увидит в нем недобрый знак, свидетельствующий о кардинальном изменении денежно-кредитной политики, о повороте в противоположную от роста экономики сторону. Причем едва ли эта мера спасет рубль: его курс будет и дальше ослабевать под давлением мощных фундаментальных факторов».

Плохо не только то, что коммерческие кредиты для предприятий станут дороже (соответственно, частные инвесторы будут меньше вкладываться в развитие экономики), это лишь часть всей картины. На общую производственную активность влияет много факторов — и геополитическая неопределенность, и высокая налоговая нагрузка, и недостаток собственных оборотных средств у предприятий. Что касается ожидаемого повышения ставок по банковским депозитам, выгоды тут для населения будет мало, отмечает Николаев: эти небольшие проценты перекроет инфляция.   

«Финансовые власти впервые прямо признали, что слабеющий рубль вносит серьезный вклад в инфляцию, — говорит финансовый аналитик Сергей Дроздов. — Конечно, Центробанк заинтересован в его укреплении, чего не скажешь о позиции Минфина. Понятно, почему регулятор планирует поднять ключевую ставку (видимо, до 7,75% или 8%), вот только для меня остается загадкой, как это поможет делу. Более высокая ставка может сработать на фоне экономической и геополитической стабильности, но только не в тех условиях, в которых мы сегодня находимся. Вообще, инфляция определяется совокупностью обстоятельств, в том числе — курсом рубля. Поскольку на ситуацию с рублем повлиять никак нельзя, было решено «зайти с другого бока» — сделать так, чтобы предприятия брали меньше кредитов (в силу дороговизны) и добиться сокращения денежной массы, значительно выросшей за последние полгода. Разумеется, пострадает деловая активность, экономика затормозится. А ценники на магазинных полках расти не перестанут, — им без разницы, какая в стране ключевая ставка».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ