«Сияющий мир» блогеров и айтишников может умереть от голода и захлебнуться в...

«Сияющий мир» блогеров и айтишников может умереть от голода и захлебнуться в помоях

Госдума приняла в первом чтении закон о трудовом воспитании в школах, и это вызвало неоднозначную реакцию в социальных сетях: нужно ли заставлять детей «работать дворниками»? Но эта дискуссия — лишь незначительная часть фундаментальной проблемы, от решения которой зависит будущее нашей страны.

«Сияющий мир» блогеров и айтишников может умереть от голода и захлебнуться в помоях

Одна из медиакомпаний, изучая предпочтения подростков, выяснила, что четверть опрошенных тинейджеров в будущем планирует работать из дома, на удаленке. Треть молодых людей в возрасте от 12 до 17 лет уверены, что будут руководителями компаний, 15% собираются стать чиновниками, 8% готовы заняться наукой, 2% согласны стать продавцами. 6% не хотят работать вовсе, они ответили, что собираются жить за счет владения бизнесом.

Нравится ли вам мир этой детской мечты — сплошь надомников, руководителей и госслужащих? Другой исследовательский портал привел свои цифры: 35% школьников мечтают заняться медиабизнесом, блогингом и кинопроизводством. Медицина и биотехнологии интересуют 28% опрошенных. Связать карьеру с информационными технологиями собираются 20% подростков. Еще 8% хотят пойти в индустрию моды и красоты, а 4% — стать правоведами.

С первого взгляда, будущий мир айтишников, блогеров и врачей не пугает, но только с первого… На самом деле реализация детских мечтаний приведет к миру голода и разрухи. Современный человек с детства видит вокруг себя элементы комфорта, пользуется ими и даже воспринимает их как природное явление, как неотъемлемую часть мироздания. Из крана течет вода, свет включается кнопкой, в холодильнике всегда холодно, а зимой батареи горячие — это как смена дня и ночи, это естественно. О том, как вода попадает в дом, а электричество в розетку, даже взрослые люди не задумываются, точно так же, как не вспоминают путь продуктов от земли до прилавка супермаркета или даже до тарелки, поданной в кафе.

А ведь для того, чтобы из крана текла вода, работают десятки тысяч людей, но труд их публике незаметен. Иногда среднему горожанину случается увидеть водопроводчика, сантехника или даже экскаваторщика и сварщика. Однако работу оператора насосной станции на улице не увидишь. Не увидишь и работу электромонтеров, станочников, сборщиков, воплощающих, материализующих свой труд в том самом насосе, что подает воду. Чугунолитейщика, медеплавильщика и тем более горняка тоже не встретишь в городе. А ведь без них не будет насоса и, значит, воды в квартире.

Многие ли знают, что к Wi-Fi в квартире имеет отношение… лесоруб? Сеть Интернет это не картинка на экране ноутбука или смартфона, это именно сеть, физическая сеть оптоволоконных кабелей, которые опутывают всю страну. И для того, чтобы вы увидели искомую картинку на экране, в тайге лесорубы должны расчистить полосу, по которой экскаваторщик прокопает пятиметровую траншею, и уже в нее ляжет кабель.

Не только элементарный, привычный комфорт, но и само существование, сама жизнь человека обеспечивается трудом, который не заметен. Дети не знают, что гамбургер приготовил не поваренок из фастфуда, а животноводы, трактористы, комбайнеры и тысячи других людей, создающих комбайны, производящих аграрные химикаты, обеспечивающие все производства энергией.

Но если дети не знают об истинном устройстве мира, о происхождении привычного им комфорта и профессиях, стоящих за всем этим, как же они могут мечтать стать фильерщиком, сиккативоваром, галтовщиком, смольщиком берд, бакелизаторщиком, судовым рубщиком или аппаратчиком коагулирования шляма? Дети хотят в блогеры — и точка!

Только вот блистающий мир блогеров и айтишников обречен — этим талантливым ребятам нечего будет есть. Да и четверть молодежи, мечтающая о надомной работе, останется в своих домах без тепла, электричества, без воды и еды.

Уже сейчас наблюдается резкий разрыв между планами молодежи и запросами реальной экономики. На недавнем Петербургском международном экономическом форуме вице-премьер Татьяна Голикова сообщила, что для достижения технологического суверенитета в ближайшие пять лет России понадобится дополнительно как минимум миллион высококвалифицированных рабочих и инженеров.

Майский опрос бизнеса показал максимальную с 1996 года нехватку рабочих в промышленности. Самый большой дефицит кадров, как указывают авторы доклада, подготовленного Банком России, был зафиксирован на предприятиях легкой промышленности (-70%), в машиностроении (-35%) и на пищевых производствах (-25%).

По данным крупнейшего портала по трудоустройству, 37% всех вакансий — места для рабочих. С начала года количество вакантных мест для специалистов рабочих профессий выросло почти на 20%, достигнув 226,5 тысячи. Промышленности нужны рабочие. Но не об этом мечтают подростки…

В сельском хозяйстве кадровый дефицит стал уже постоянным явлением. Понятно, что это во многом определялось диспропорцией зарплат. Но вот в разгар посевной кампании в Омской области механизаторам предлагали до трехсот тысяч в месяц со снижением до ста тысяч в межсезонье. Однако очередь из желающих не выстроилась.

Каждая третья вакансия на портале «Работа в России», а это около 660 тысяч рабочих мест, — в промышленности, производстве и сельском хозяйстве. Целый город среднего размера стоит пустым и ждет «жильцов». Но их нет. А это значит, что в стране будет меньше произведено продуктов и промышленных товаров. Это значит, что мы станем жить хуже.

Очевидные, лежащие на поверхности решения уже принимаются — работодатели поднимают зарплаты, регионы предоставляют преференции работникам наиболее востребованных специальностей, развивается инфраструктура в отдаленных и небольших городках, чтобы поднять общее качество жизни. Но все эти шаги не способны решить проблему дефицита кадров. До тех пор, пока молодежь не прочувствует, не осознает материальность мира и важность настоящего труда, ситуация кардинально не изменится.

Говорят, в Северной Корее представителей горожан, представителей интеллигенции регулярно вывозят на работы в село для того, чтобы они не отрывались от реальности, чтобы не забывали, что хлеб не на полке магазина вырастает. В Советском Союзе практиковали трудовые десанты студентов и интеллигенции в подшефные колхозы и на предприятия, в этом тоже был психологический и даже идеологический смысл. В нынешней России, сколько бы президент ни говорил о ранней профориентации, все действия сводятся разве что к тестированию. Но, к сожалению, тесты готовят и проводят настолько же оторванные от реального сектора люди, как и сами дети.

Фундаментальная проблема лежит в области мировосприятия, которое оторвано от материального мира, которое не замечает материализованный труд во всем окружающем. И решить эту проблему быстро не получится.

Но законопроект о трудовом воспитании в школах это первый шажок в правильном направлении. Затем, все же очень надеюсь, начнет развиваться система профориентации, двери заводов откроются для школьных экскурсий. И, возможно, через несколько лет опросы школьников не будут давать такие печальные своей оторванностью от жизни результаты, молодежь вернется из мира фантазий в материальный мир.

В России около 20% жилья, по данным Росстата за 2022 год, не оборудовано централизованной канализацией. Это значит, что в стране должно быть огромное количество ассенизаторов и водителей илососов, которые выкачивают выгребные ямы. Если их не будет, пятая часть россиян, простите, утонет в нечистотах. Но какой процент опрошенных школьников высказал желание работать ассенизатором? Нулевой. А делать эту работу надо.

Так получилось, что в 90-е наше сознание перевернули. Если раньше элитой называли токарей-виртуозов, то теперь в «элиту» записываются те самые 6%, которые собираются жить бездельниками за счет созданного родителями бизнеса. Уважение к рабочим профессиям, взращенное в пролетарском государстве, превратилось в презрение к грязной работе. Теперь все ищут легких денег. И социальное устройство к тому подталкивает. Ребенок видит, что отдельные блогеры зарабатывают фантастические деньги — если только налоговая задолженность под миллиард, то что уж говорить о доходах. Да, это единицы. Но если пойти в блогеры, шанс стать миллиардером не нулевой. А вот если станешь рабочим — миллионером не станешь гарантированно.

Увы, в рыночной экономике успех меряется деньгами, этого не изменить. Однако уважение определяется не только возможностью накупить ненужных сверхдорогих аксессуаров — часы за тысячу показывают время не хуже, чем часы за миллион. Важен еще взгляд общества на проблему.

Вспомните популярное в свое время стихотворение Владимира Маяковского «Кем быть?». В нем «вкусно», с любовью описаны несколько профессий. А как популярны были в кино фильмы жанра «производственная драма»! Монтажников-высотников помните? Даже мелодрамы не обходили производства — та же «Москва слезам не верит». Даже комедии не избегали темы труда, в фильме «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» показана стройплощадка, где к труду приобщали антиобщественного Федю.

А теперь вспомните современный фильм, который показывал бы, как создаются любые элементы нашей материальной цивилизации. Нет, в произведениях искусства теперь все есть заранее, как электричество в розетке и вода в кране. Но если мастера художественного творчества начнут уделять внимание людям труда, рабочим профессиям, это сможет изменить отношение публики к труженикам. Ведь если труд того же ассенизатора необходим, то он должен быть и уважаем.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ