Президент «Грузавтотранса» предожил запретить в России весь грузовой транспорт из Европы

Президент «Грузавтотранса» предожил запретить в России весь грузовой транспорт из Европы

Депутаты Госдумы на заседании 23 мая единогласно приняли обращение к правительству РФ о запрете проезда фур из Польши по территории нашей страны. А также лишения их возможности заправляться по российским ценам, установив для польских перевозчиков стоимость топлива на уровне цен Евросоюза. Прокомментировать эту инициативу мы попросили президента Национальной Ассоциации грузового автомобильного транспорта «Грузавтотранс» Владимира Матягина.

Президент «Грузавтотранса» предожил запретить в России весь грузовой транспорт из Европы

— Очень правильная инициатива, — отмечает Владимир Матягин. — На мой взгляд, надо не только польским фурам запретить ездить по территории России, но и всему грузовому транспорту из Европы. Против нас же ввели санкции и ограничения, запретили российским перевозчикам ездить по территории Европы. Но Россия сделала послабления при доставках некоторых видов товаров. В список Минпромторга попало больше 50 товаров, которые фуры из Европы везут напрямую в Россию, не перегружая их на границе.

Владимир Васильевич напоминает, что посчитали: нельзя простаивать транспорту со скоропортящимися товарами — с мясом, молочными продуктами, овощами, фруктами, кондитерскими изделиями. Что нужно как можно быстрее доставить потребителю медикаменты.

— Но в этот список попали и табак с алкоголем. На мой взгляд, тут просто крупные производители пролоббировали свои интересы. Я считаю, что это неправильно. Нашим перевозчикам перекрыли въезд в Европу, а их водителям мы даем у нас спокойно работать. Все должно быть на основании паритета.  

Владимир Матягин говорит: еще в апреле прошлого года, когда были введены ограничения для российских перевозчиков, их Ассоциация грузового автомобильного транспорта написали письма и президенту, и правительству России.

— Мы предложили, чтобы все без исключения иностранные перевозчики передавали на таможенных терминалах свои грузы нашим водителям для проезда по территории России. Чтобы не было никаких послаблений. И вот только теперь решили наказать Польшу, вспомнили и русофобскую политику, и снос памятников нашим солдатам и офицерам.

Владимир Васильевич напоминает: чтобы перецепить полуприцеп, требуется 15-20 минут, контейнер можно переставить за 30 минут, на то, чтобы перегрузить стандартные 24 паллеты с товарами, нужно два часа.

Перецепка и перегрузка осуществляется в таможенно-терминальных комплексах в Калининградской, Ленинградской, Мурманской, Псковской областях, а также в Санкт-Петербурге и Республике Карелия.

— Много фур из Польши колесит по нашим дорогам?

— Их сейчас уже не так много, но они продолжают доставлять ряд продуктов и товаров, на которые ограничения не распространяются. Колесят по всей России до самого Дальнего Востока. Но, опять же, между российскими и польскими компаниями существует договоренность — на их территорию заезжает 10 тысяч наших фур, столько же и польского грузового транспорта въезжает в Россию. Но нас сейчас не пускают, а им оставили возможность завозить товар. 

— Вы не разговаривали с польскими водителями, не опасаются они ездить по России?

— Хочу сказать, что водители — люди подневольные, что с польской стороны, что с нашей. Между польскими и российскими дальнобойщиками нет никаких «терок» и разногласий. Бывает, конечно, что кого-то «заносит». Но в основном — все работяги, все хотят работать. Все эти санкции, вся эта «турбулентность» и распри работягам не нужны. Потому что это сказывается на работе, на бизнесе. 

Владимир Матягин обращает внимание: некоторые белорусские и российские перевозчики, чтобы работать, как на территории Европы, так и на территории России, регистрировали свои компании в Польше.

— Принятые меры могут в какой-то степени сейчас на них сказаться.

Эксперты подсчитали, что издержки польской стороны при запрете транзита из Польши через территорию России могут составить около 8,5 млрд. евро. В этих перевозках занято около двух тысяч транспортных компаний, где работает более 20 тысяч человек. Многие из них могут обанкротиться.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ