Подмосковный фермер раскрыл секреты современного овцеводства: цены на баранину зашкаливают

Драйвером роста цен на мясо уже насколько лет является баранина — сегодня она 1000–1200 рублей за килограмм. Даже не верится, что в советское время она стоила 90 копеек, тогда как шерсть с овцы продавалась по 3 рубля за кило. Рыночные реалии все перевернули вверх тормашками. Но почему при таких высоких ценах животноводы не в состоянии обеспечить предложение баранины на рынке, чтобы сбить цены и она стала бы доступной для населения? У аграрных чиновников и ученых идей на сей счет много, но мы решили спросить мнение у простого российского фермера Дмитрия Сальникова. Вернее, не совсем простого, он успел поработать в больших компаниях, поучиться в США, а сейчас занимается регенеративным сельским хозяйством в Подмосковье.

Подмосковный фермер раскрыл секреты современного овцеводства: цены на баранину зашкаливают

В РСФСР насчитывалось около 50 миллионов овец. С начала экономических реформ в стране их ряды поредели более чем вдвое — до 24 миллионов. Была надежда, что бурный рост поголовья начнется, когда в отрасль придет частник, то есть настоящий хозяин. В последние годы это направление животноводства на 80% стало частным. Но овечье стадо уменьшилось до 21 миллиона и продолжает уменьшаться! Что производители делают не так? Понятны проблемы с крупным рогатым скотом, это совсем другая история. Буренок и бычков нужно долго выращивать, холить и лелеять. Но даже говядина стоит дешевле…

«Ждать прибыли нужно минимум три года»

— Чем выращивание овец проще выращивания коров?

— По всем статьям, овцу можно считать мини-коровой. Она легче, дешевле и быстрее окупается. Для понимания, такой эквивалент: одна корова — это 5 овец или коз.

Чтобы вырастить бычка на мясо, буренку сначала нужно осеменить, через 9 месяцев она даст потомство, а потом кормить теленка еще два года. Получается, что ждать прибыли от этого бизнеса нужно минимум три года. Все это время за ним требуется уход, питание и прочее. Овца через полгода окотится ягненком (а может быть двумя или тремя), а еще через 6–7 месяцев потомство можно сдавать на мясокомбинат. Деньги возвращаются в три раза быстрее, а это имеет значение. Кроме того, превратить барашка в шашлык куда проще, чем бычка. Может, это цинично прозвучит, но барашек — консервы на ножках, его легко забить в любой момент. Чего не скажешь про корову.

Отдельная тема в животноводстве — осеменение. Если у фермера стадо из 10–15 коров, то еще подумаешь, есть ли смысл целый год кормить быка-производителя в стаде, чтобы за год он 10–15 раз выполнил свой «мужской долг». У овец это все проще. На одного барана нагрузка в среднем 30 самок. Если нет своего производителя, его можно арендовать на какое-то время у соседа: просто привезти в багажнике машины, а затем вернуть обратно.

— Как просто все получается с овцеводством. Внешне много общего со свиноводством. Хрюшка поросится тоже через полгода и тоже быстро окупается, благодаря чему мы на 100% закрыли потребности внутреннего рынка в этом мясе. Но свиноводство растет, а овцеводство сокращается, про высокие цены на баранину уже не говорю — это мясо явно не для каждого. Наверное, содержание свиньи обходится дешевле?

— Если свинью и овцу держать соответственно в свинарнике и овчарне, кормить их зерном и комбикормами, то по затратам получится примерно одинаково. На привес 1 кг свинины уйдет порядка 6 кг кормов, а на кило баранины — 9 кг. Причина в том, что свиньи всеядны, а овцы (как и коровы) — только травоядные. Свиньи эффективнее переводят зерновые корма, богатые простыми углеводами, в мясо. Овцам же лучше всего удается усваивать траву, чем они традиционно и занимались.

Овца — пастбищное животное, она должна есть траву. На пастбище ей нужна только вода, а трава, понятно, бесплатная. Потому, затраты на содержание свиньи намного больше. Если хрюшка весит 200 килограммов, значит она съела около тонны зерна и прочих добавок. А килограмм корма стоит в пределах 20–30 рублей.

У овцы, как я уже сказал, на килограмм привеса требуется 9 килограммов корма — но это бесплатная трава и вода. Как видите, расходы на содержание и выращивание у них несопоставимые.

— Тем не менее россияне в среднем потребляют баранины совсем мало, чуть больше 2 килограммов в год. В 15 раз меньше, чем свинины или курятины. Почему такой дисбаланс? Может, в больших количествах она вредна для организма?

— В регионах Кавказа, где традиционно предпочитают баранину, со здоровьем полный порядок. Японцы всю жизнь едят рыбу — и у них тоже полно долгожителей и никаких отклонений. Баранина может обладать специфическим привкусом, считается, что в ее приготовлении есть свои секреты, о которых большинство россиян не знают. Но на самом деле секрет здесь один. Сейчас в основном продают ягнятину — мясо животных возрастом от 6 до 8 месяцев. И, кроме того, существуют мясные породы овец с менее выраженным специфическим вкусом.

«Они созданы для того, чтобы щипать траву»

— Отчего же баранина такая дорогая, если ее производство не столь уж накладно для производителя?

— К сожалению, далеко не все овцеводы предпочитают пастбищное содержание скота. Для удобства они держат животных в кошарах и овчарнях, привозят им корма и разные добавки. Что, естественно, повышает цену продукции. Даже если из Дагестана везут пастбищного ягненка в Московский регион, его здесь определяют на дальнейший откорм в овчарню, где они становятся на зерно и быстрее набирают вес.

— Сейчас много говорят о том, что производители уходят от пастбищного животноводства, выбирают стойловое содержание скота. Что странно — при наших-то просторах и миллионы гектар. Отчего так происходит?

— Согласен, в России огромное количество неиспользуемой земли. Есть нечерноземная зона, с точки зрения сельского хозяйства рискованная для земледелия. Однако травы и там столько, что только успевай косить. Хотя, как справедливо считают некоторые авторитеты, бороться с зарослями должен не человек с газонокосилкой или триммером в руках, а крупный и мелкий рогатый скот.

Что сегодня практикуется в животноводстве? Коров, коз и овец кормят зерном и его производными — при наличии огромного количества пустующих полей и лугов. Но коров загоняем на ферму, овец — в овчарню, и сыплем им в кормушки комбикорма.

Все эти фермы придуманы человеком для собственного удобства. Производители, с одной стороны, спокойны за безопасность скота. С другой — пекутся о том, чтобы животное не ступило лишнего шагу и не сожгло свою калорию, которая должна пойти в набор веса. Но это неправильно! На цепи животное живет неполноценно в физиологическом плане, у него развиваются многие болезни.

Посади одного человека на макароны с котлетами, а другого на средиземноморскую диету — и через короткий срок увидишь разницу. Так и здесь.

— Такое содержание и питание скота влияет на качество мяса?

— Само собой, ведь это травоядные животные, они созданы для того, чтобы щипать траву. Сегодня их мясо — совсем не то, что принято считать говядиной или бараниной. Все сильно зависит от питания. Они выращены на относительно дешевом зерне, которое не такое полезное для организма животного.

Тогда как трава остается невостребованной, земля все больше покрывается бурьяном. Проедьте вне основных трасс по областям севернее от Москвы. Тверь, Псков, Ярославль…Там за несколько часов не увидите ни одного дома, не говоря уже про деревню. Ночью вообще ехать страшновато, ни одного огонька! Хотя еще в начале прошлого века Россия поставляла знаменитое вологодское масло в Париж. Масло, сливки — они были гордостью России, куда все делось?

— Что вы предлагаете?

— Овцы, коровы — этот тот самый потенциал, чтобы неосвоенные земли были заселены и не заброшены. Москва — одна из самых зеленых столиц мира, в городе много парковых зон, чего стоит один только «Лосиный Остров»… В этих местах для борьбы с зарослями вместо косилок и триммеров начать использовать мелкий рогатый скот.

— Ну, вы хватили: овцы и козы в Москве!?

— На Западе есть фирмы, которые работают на подряде с муниципалитетами. В парки они выгоняют стада овец или коз и те контролируемо пасутся на зеленой травке, уничтожают сорную растительность. А мы в городах упорно косим траву, собираем ее в пластиковые мешки, отвозим на свалки, а потом еще не знаем, как утилизировать пластиковые пакеты… Сколько дополнительных расходов: на бензин, материалы, человеческий труд. В итоге земля остается выбитой, в течение десятилетий на ней ничего не растет. Завозим плодородный слой…

Часть работы городских служб могли бы взять на себя те же овцы. Мало того, что они естественным путем создавали бы газоны, так еще и удобряли бы почву.

Плодородный слой, создаваемый веками, — это работа травоядных животных. С незапамятных времен по американскому континенту бродили миллионные стада бизонов, щипали траву, В наших широтах обитали сайгаки, туры и прочие травоядные, Съедали траву, ее же удобряли, оставляли навоз, который становился почвой, многометровым слоем чернозема. И никакого глобального потепления климата, парникового эффекта не было,

«Мы оторваны от животных, которые нас кормят»

— А при чем тут парниковый эффект?

— Почвенный слой — это огромное, второе по емкости после Мирового океана хранилище углерода на планете. Того самого, который, попадая в атмосферу, создает СО2, парниковый газ. Трава поглощает СО2, животные перерабатывают ее в навоз, который удобряет траву, его на пастбищах растаскивают жуки и насекомые, предотвращая возврат углерода в атмосферу. Трава растет быстрее, а животные едят еще больше травы. Такой получается замкнутый цикл и придумала его природа. У которой мы, как говорится, отвоевываем пространство.

Если бы почвенный слой нам создавали животные, городским службам с газонокосилками можно было найти другую полезную работу. А так навозный жук сегодня в Подмосковье занесен в Красную книгу. Нет для него навоза в достатке…

Да и горожанам было бы интересно повстречать на природе мелкий рогатый скот, некоторые за всю жизнь могут не увидеть овцу или козу. А это красивые, милые и любопытные существа.

На мой взгляд, это очень важно. За всю эволюцию мы привыкли к тому, что рядом с человеком должна быть не только кошка или собака, но и рогатый скот. Ведь это наша еда и мы должны постоянно видеть, знать, как они себя чувствуют.

100 лет назад люди знали, как жила их еда до того момента, как она стала собственно едой. Это давало куда меньше простора всяким переработчикам где-то что-то добавить или занести. Все было на виду, не требовалось никакой маркировки товара, как сегодня. Все было натуральным и экологичным.

— Но с тех пор много воды утекло, появились совсем другие технологии и возможности…

— В крупных агрохолдингах — да. Но мелкие частные производства, крестьянские подворья, остались, по сути, теми же! Однако и они перехватывают промышленные ноу-хау в борьбе за привесы и надои.

Мы оторваны от животных, которые нас кормят, о них нам говорит только пакет молока или мясная упаковка в магазине — вот и вся связь. Почему многие горожане заводят коней, арендуют им стойла, оплачивают корма? Чтобы хотя бы раз в неделю приехать и пообщаться со своим другом! Нам не хватает такого общения.

Но мы по-современному создаем английские газоны, которые, кстати, появились в Англии, потому что там было широко развито овцеводство, косилок тогда не было. И сегодня во многих поместьях эту работу по-прежнему выполняют овцы.

Новый король Великобритании Карл III продвигает в стране потребление баранины. Причем не ягнятины, а именно баранины, возвращает старую английскую традицию. Жир у баранины на траве менее тугоплавкий, а эти животные должны есть именно траву, ничего больше.

— Овцеводство в России постепенно становится частным. Казалось бы, инициативные граждане должны пользоваться этой ситуацией. Тем более что травы у нас очень много… Что мешает развитию этой отрасли?

— Основная проблема в том, что в последние годы принято огромное количество документов, которые помогают чиновникам «регулировать» процесс. Крупным хозяйствам в этом плане проще, у них в штате бухгалтеры, юристы. А что делать мелким или начинающим производителям, где всего-то «ты да я, да мы с тобой»?

Такие хозяйства должны как можно реже сталкиваться с «регулированием», для них всевозможных подзаконных актов должно быть исчезающе мало, возможно, даже и не должно быть вовсе. У фермера слишком много дел, чтобы бодаться с Россельхознадзором и другими контролирующими органами.

Такая свобода не дает индульгенции мелким хозяйствам за нарушение экологии, здесь спрос должен быть строгим. Но во всем остальном крестьянин не должен париться, выполняя разные хотелки чиновников.

admin50085