Между Россией и Белоруссией наметилась конфронтация: не поделили нефтяной транзит

Между Россией и Белоруссией наметилась конфронтация: не поделили нефтяной транзит

Ситуация вокруг поставок в Европу российской нефти по белорусскому участку трубопровода «Дружба» выглядит все более тупиковой. В Минске предлагают увеличить с 1 июля цену транзита на 84%, Москва же с этим не согласна, считая такой шаг экономически необоснованным. Найти компромисс будет сложно еще и потому, что по северной ветке «Дружбы» прокачивается казахстанская нефть, соответственно, вопрос необходимо согласовывать и с Астаной.

Между Россией и Белоруссией наметилась конфронтация: не поделили нефтяной транзит

Нефтепровод «Дружба» идет из России до белорусского Мозыря, после чего разделяется на две ветки. Северная следует в Польшу и Германию, а южная проложена через Украину до Чехии, Словакии, Венгрии и Хорватии. Минск хочет увеличить тариф в обоих направлениях, и этот момент имеет принципиальное значение. В 2021 году в целом по «Дружбе» было экспортировано 35,9 млн тонн нефти, в 2022-м объемы продержались примерно на той же отметке, а вот в этом году – резко упали из-за действий со стороны Берлина и Варшавы: в 4,7 раза по всей системе «Дружбы», а в направлении Германии и Польши – в 12,1 раза к уровню прошлого года.  

Во внеплановом повышении тарифов Минск видит возможность компенсировать падение прокачки и достичь безубыточных для себя показателей. Между тем, как уверяет российская компания «Транснефть», отвечающая за транзит, белорусская сторона (в лице оператора «Гомельтранснефть Дружба») не предоставила ей обоснования этой инициативы – финансовой и бухгалтерской отчетности за первый квартал, «подтверждающей возникновение убытков по транзиту нефти российского происхождения». Размер тарифов должен определяться в соответствии с установленной методикой, говорится в письме «Транснефти» в адрес белорусского оператора. Ранее глава Минэнерго РФ Николай Шульгинов подтвердил: Москву не устраивает предложение Минска, требуется дальнейшее обсуждение вопроса и определение экономически обоснованной цены.  

«В феврале 2023 года Белоруссия уже увеличила тариф на услуги по транспортировке нефти через свою территорию на 9%, — напоминает руководитель аналитического департамента AMarket Артем Деев. – А «Транснефть» так и не получила от нее ни финансового отчета за I квартал, ни информации о планах относительно объемов прокачки на 2023 год. Вообще, стоимость транзита по южной ветке нефтепровода уже и так на четверть выше, чем по северной. То есть, доходов белорусской стороне более чем достаточно для безубыточной работы. А текущая тарифная политика вообще выглядит как «перекрестное субсидирование» расходов».

Конечно, Москва могла бы пойти навстречу Минску, исходя, так сказать, из общих геополитических интересов. Но с учетом не слишком дружественной политики в энергетической сфере со стороны Белоруссии подобные шаги едва ли уместны. К тому же, отмечает Деев, вопрос компенсации расходов по эксплуатации северной ветки «Дружбы» должен обсуждаться и с отправителями нефти из Казахстана – ведь именно их сырье идет в Германию по этому маршруту. А становиться буфером между Астаной и Минском нам сейчас явно не с руки.

«Конечно, определенные основания для повышения тарифа у белорусов есть, — говорит эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. – Поскольку объемы транзита резко уменьшились, затраты на прокачку каждой тонны значительно выросли. Германия отказалась от российской нефти вообще и от «Дружбы» в частности. А у Польши сначала закончился контракт, а потом РФ сама отказалась поставлять ей сырье. И теперь северная ветка используется в основном для транзита нефти из Казахстана, при этом объемы прокачки очень небольшие – около 20 тысяч в тонн в месяц».

Фактически Минск оказался перед выбором: в несколько раз поднять тариф только на северной ветке (где резко снизилась прокачка), или «размазать» его рост по обеим веткам. Решение было принято в пользу второго варианта, и именно в этом – корень противоречий между Минском и Москвой. Российская сторона указывает на несправедливость этого шага: мол, с какой стати мы должны оплачивать повышенный тариф из-за проблем с загруженностью северной ветки «Дружбы»? Тем более, что Германия фактически национализировала российские НПЗ на своей территории и отказалась (вместе с Польшей) от закупок нефти из РФ. Получается, мы должны помогать загружать сырьем отобранные у нас нефтеперерабатывающие заводы.

«Кстати, если поднять тариф прокачки по северной ветке, Казахстану станет невыгодно прокачивать нефть через «Дружбу», и поставки могут развернуться на Усть-Лугу, откуда сырье будет транспортироваться морем, — рассуждает Юшков. – В случае с южным маршрутом более высокая цена чревата тем, что венгры, чехи и словаки задумаются о поиске альтернативных источников нефти».  

Иной контекст усматривает в действиях Минска замдекана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев. По его словам, надо понимать психологию высшей белоруской номенклатуры, которая почти все свои проблемы привыкла решать за счет России. И сегодня, когда доходы от транзита российской нефти через «Дружбу» обвалились (вместе с объемами поставок), в Минске видят в этом исключительно зону ответственности Москвы, игнорируя другие обстоятельства. По мнению эксперта, это классическое иждивенчество.        

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ