Доллар не послушался повышения ключевой ставки ЦБ

Повышение Центробанком ключевой ставки сразу с 8,5% до 12% годовых не развернет тренд на ослабление рубля, дав лишь кратковременный эффект. В этом мнении сходится большинство опрошенных «МК» экспертов. На их взгляд, у проблемы, с которой столкнулись российская валюта и финансовая система, так много истоков, что одной-единственной, пусть и радикальной мерой ее не устранить.

Доллар не послушался повышения ключевой ставки ЦБ

Безусловно, решение регулятора о резком и срочном подъеме ставки ожидалось, и на то были как минимум два основания. Во-первых, в понедельник курс доллара превысил «психологически важную» отметку в 100 рублей, евро – 111.

Во-вторых, помощник президента по экономическим вопросам Максим Орешкин возложил ответственность за происходящее на руководство Банка России. Которое, по его словам, «обладает всеми необходимыми инструментами, чтобы нормализовать ситуацию уже в ближайшее время».

После этого, по сути, окрика из президентской администрации ведомству Эльвиры Набиуллиной пришлось в пожарном порядке собирать Совет директоров, а пресс-релиз появился уже в 10.30 по московскому времени (обычно о принятых решениях сообщают в 13.30).

В арсенале ЦБ есть практика внеплановых заседаний: регулятор один раз прибегал к ней в 2014 году и трижды – в 2022-м. В прошлом феврале он, чтобы сбить биржевую панику, поднял ставку с 9,5% до 20%, затем в апреле опустил ее до 17%, а в мае – до 11%.

«Повышение ключевой ставки до 12% направлено на возвращение инфляции к цели 4% в 2024 году, – поясняет ЦБ. – Банк России исходит из того, что этот уровень ставки соответствует произошедшему увеличению устойчивого инфляционного давления, вилянию на него и инфляционные ожидания со стороны динамики валютного курса».

Эффект последовал незамедлительно: вскоре после начала утренних биржевых торгов рубль сполна отыграл потери: доллар торговался на уровне 95,2, евро – 104,1. Однако, как говорится, недолго музыка играла: уже через пару часов цифры скорректировались до 97,9 и 109 соответственно.

Предыдущее, июльское повышение ставки с 7,5% до 8,5% годовых вообще никак не отразилось на тренде на безостановочное ослабление российской валюты. Сейчас этого не скажешь, однако рассчитывать на какие-то кардинальные изменения в курсовой динамике тоже не приходится. Следует признать: слабый рубль в нынешних макроэкономических и геополитических условиях – норма, а не отклонение от нее.  

«Произойдет ли разворот тренда? Ответ на этот вопрос ранее дал сам Центробанк, – рассуждает главный научный сотрудник Института экономики РАН Игорь Николаев. – Все последние месяцы регулятор справедливо указывал на фундаментальный фактор, влияющий на курс, – негативные изменения в состоянии платежного баланса.

Действительно, за первое полугодие у нас положительное сальдо снизилось на 68% по сравнению с показателем за январь-июнь 2022-го. Соответственно, если эта первопричина сохранится, то курс продолжит слабеть. В лучшем случае возможна краткосрочная коррекция вверх, затем же последует неминуемый спад, что мы сейчас и наблюдаем: доллар на бирже опять по 99, евро – по 108».

На взгляд собеседника «МК», руководство ЦБ до сих пор пребывает в некоторой эйфории от своего решения от 28 февраля прошлого года, когда ставку своевременно подняли до 20%, и это оказало мощное позитивное воздействие на курс. Между тем тогда была принципиально иная макроэкономическая и внешнеторговая ситуация: цены на нефть росли, российское сырье находило спрос во всем мире, включая Европу, сальдо улучшалось, а импорт – сокращался.

В то же время, напоминает Николаев, весной 2022-го на фоне санкционного давления и обвала рублевого курса нарастала валютная паника, что потребовало от финансовых властей срочного вмешательства в события. Одним только решением по ставке они не ограничились: в марте экспортеров обязали продавать львиную (80%) долю валютной выручки, ввели валютный контроль, заблокировали на рынке нерезидентов.

По словам Николаева, сегодня ЦБ и Минфин намеренно не возвращаются к этой административно-регулятивной практике, поскольку в отличие от ситуации весны прошлого года финансовому хозяйству не грозит коллапс: тогда на фоне долларового курса в 120 возникли риски полного прекращения инвестиционной деятельности, банкротства банков вследствие массового набега вкладчиков. Сегодня же ничего такого нет и близко. Тем более, что в отношении физлиц продолжает действовать жесткое ограничение ЦБ, предусматривающее снятие до $10 тысяч наличными (остальное – в рублях по курсу).

«Решение ЦБ означает значительное ужесточение денежно-кредитной политики, – говорит финансовый аналитик BitRiver Владислав Антонов. – Цель понятна: ограничить инфляционные риски и замедлить рост цен.

Внутренний спрос растет быстрее, чем возможности экономики по расширению производства. Вместе с тем эта мера не окажет серьезного влияния на валютный курс. Мы видим, что рубль опять стал ослабевать. На него давят фундаментальные факторы, включая торговый дефицит и геополитические риски. К концу недели курс доллара может вернуться к отметке 100».

admin50085